Category: политика

bird

Очередь на починку кабеля

Вероятно, история сильно раздута и беллетризована, но всё равно звучит хорошо.

Киев, окрестности Родины-Матери, 2001 год, тёплое время. Экскаваторщик, копнув немного не туда (цифру на плане неверно прочёл?), в очередном ковше вытаскивает перерубленные им хвосты кабеля. Ну мало ли что болтается... продолжаем копать...
Но не проходит и полчаса, как приезжает кабельная бригада Голденов. Популярно объяснив работяге его особенности, экскаватора, его родни до 20-го колена и родни всех предков экскаватора, прогоняют его и лезут в яму сращивать кабель.
Не успели они расчехлить оборудование, как приезжает бригада Укртелекома. Голден ради сохранения хороших отношений отодвигается в сторону, телекомовцы расчехляются.
Не успели они всё разложить, приезжают ребята в форме с корочками - МВД. Уже не прося, а приказывая, они выгоняют телекомовцев и садятся работать.
Но не успели они всё разложить, местность оказывается оцеплена и в дело вступает СБУ, чей кабель тоже зацепили. (Видимо, не сильно существенный - иначе они были бы первыми на месте;))
СБУ сращивает кабель, остальные курят бамбук. Экскаваторщик, которого инструктировали о особенностях предков вплоть до Адама, лежит на травке наблюдая облака - у него всё равно почасовая оплата.
СБУ закончило, в яму лезет МВД.
МВД закончило, в яму лезет УТ.
УТ закончил, в яму лезет Голден.
Голден закончил, экскваторщик под пристальными взглядами товарищей из всех четырёх контор (как минимум двух с кобурами, в которых явно что-то есть) засыпает яму. На месте работ ставится табличка с таким количеством костей, что хватило бы на суп для взвода.
Солнце уже садится. На месте событий остаются четыре муфты и экскаваторщик в обществе литра.
bird

"Первые звуки, пробные строки, сладкие муки тонкой настройки..."

Чем-то очень нравится, но чем - не могу пока сформулировать.
Олег Медведев. "Марш небесных связистов"


Время идет - не видать пока
На траверзе нашей эры
Лучше занятья для мужика,
Чем ждать и крутить верньеры.
Ведь нам без связи - ни вверх, ни вниз,
Будто воздушным змеям.
Выше нас не пускает жизнь,
А ниже - мы не умеем.

В трюмах голов, как золото инков,
Тлеет мечта, дрожит паутинка.
Прямо - хана, налево - сума, направо - тюрьма,
А здесь - перекрестье. В нем - или-или,
И шхуна уходит из Гуаякиля.
Не удивляйся - именно так и сходят с ума.


Плохо, коли на связи обрыв.
Тускло на дне колодца.
Встать и выползти из норы -
Что еще остается?
Там, у поваленного столба,
Скорчиться неказисто.
И если медь запоет в зубах -
То значит небо зовет связиста.

Вспомни, как было: дуло сквозь рамы
В мерзлую глушь собачьего храма.
Иней с латуни, пепел с руки - казенный листок.
Вспомни, как вдруг искрящимся жалом
По позвоночнику пробежала
Самая звёздная, самая звонкая из частот.

Дышит в затылок чугунный мир,
Шепчет тебе: "Останься!"
Но ты выходишь, чтоб там - за дверьми -
Ждать своего сеанса.
Чтоб этому миру в глаза швырнув
Пеплом своих пристанищ,
Крикнуть ему: "Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!"

Бризы Атлантики целовали
Руки, горящие на штурвале.
Под Антуаном - синее море и облака.
Вдаль, над плечом - не встречен, не найден -
В небе летит пылающий Лайтинг,
Краткий сигнал, последний привет на всех языках.

Выпадет шанс - и некто святой
Придет спасать твою душу.
Ты встанешь, схватишь его за грудки
И будешь трясти как грушу,
Ты скажешь: "Мне не надо спасительных слов.
Их своих у меня - как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов,
Слышишь - дай мне канал связи!"

Первые звуки, пробные строки,
Сладкие муки тонкой настройки.
Кокон в пространстве - сам себе волк, товарищ и князь,
Каменный пес, персона "нон грата",
Вечный дежурный у аппарата
Ждет, когда небо вспомнит о нем и выйдет на связь...